Деревянный дом 21 века — это дом дружественный окружающей среде и самому человеку

0 7
0
0

О современном деревянном строительстве в России, рынке и перспективах в большом интервью «СБЕР ПРО/Медиа» рассказал директор по стратегическому развитию Ассоциации Деревянного Домостроения Семен Гоглев.
Деревянный дом 21 века — это дом дружественный окружающей среде и самому человеку

К.Р. Деревянное домостроение до сих пор у многих ассоциируется с бревенчатыми стенами, или в лучшем случае из бруса. Тем не менее, сейчас активно рекламируются всевозможные каркасные дома, фахверки… Давайте начнем с того, почему натуральное бревно, и даже брус все реже используется? В чем их слабые стороны?

С.Г. Две проблемы критические: герметичность и теплопроводность. То есть щели и утечка тепла через сам материал. Одно дело, когда нет выбора, и вопрос обеспечения комфорта за приемлемую сумму отопления не стоит. Но если нужно считать стоимость отопления, то приходится обращаться к цифрам, описывающим теплопотери.

Что бы дом из массивного дерева соответствовал современным нормативам, толщина его стен должна составлять 40 см. Самая сложная ситуация с домом из бревен, поскольку теплопотери в местах примыкания бревен самые большие. Сейчас в России частный собственник сам принимает решение, будет его дом соответствовать нормативам теплопотерь или нет. Эти критерии сейчас действуют для государственных и общественных зданий. Но стоит учесть мировые тенденции на повсеместное сокращение энергозатрат на отопление.

У бревенчатой стены есть еще одна проблема — это необходимость в качественном конопачении щелей. Эти щели появляются в результате усыхания и деформации бревен и натурального бруса. И их нужно умело законопатить. Но специалистов в том ремесле осталось совсем мало, специальность уходит. Это очень тяжелый труд, им никто не хочет заниматься. Поэтому использование клееного бруса, который в гораздо меньшей степени подвержен деформации в настоящее время весьма популярно.

К.Р. А какие технологии самые востребованные сейчас, и какие новые технологии уже появились и приходят?

С.Г. Сейчас самой распространённой технологией стало каркасное домостроение. Оно делится на два основных подвида — это «американка», то, что в США зовется two-by-four и различные виды европейских каркасов — например фахверк. Владеет этими методиками достаточно много специалистов, и есть возможности обучение необходимого числа квалифицированных работников.

Кроме этого, уже существует в России производство, где могут не просто делать сами каркасы, но и формировать панели, либо создавать вообще объемно-модульные конструкции, то есть крупные части дома, которые собираются в цеху, а затем привозятся на место и стыкуются.

К.Р. Часто приходилось слышать, что такие дома буквально разъезжаться по швам, у них не самая лучшая репутация…

С.Г. Это имеет место быть. Давайте разберемся. В чем привлекательность таких домов? Одна из составных частей — это отличная теплоизоляция, если применять хороший утеплитель. Зачастую достаточно толщины в 20 см, чтобы полностью соответствовать нормативам. Для перекрытий — ну, 25 сантиметров. И это для условий Центральной России — на юге и в западной Европе достаточно для стен и 15 сантиметров толщины. Панели легкие, монтаж простой.

Проблема связана с тем, что у нас после войны взяли за основу финскую систему. Эти дома стали называть «щитовыми». Стоит учесть, что тогда и в Финляндии остро стояла проблема жилья, и был применен упрощенный подход к проектированию и сборки таких домов. Тем более что у нас часто нарушали технологию работы с древесиной, щиты деформировались, появлялись в стыках большие щели. Поначалу считали, что это жилье временное. Но оно в конце концов стало для многих постоянным. В самой Финляндии в 90-х годах были пересмотрены нормы строительства таких домов, они учли накопленный негативный опыт и творчески его переработали, избавляясь от уязвимостей старых моделей.

В то же время в России, по правительственному соглашению с Канадой была создана специальная школа, в которой стали обучаться российские специалисты. Они изучали передовой канадский опыт, и затем стали уже сами передавать его другим строителям. Нельзя не упомянуть и немецкую компанию Weinmann, которая построила в России заводы для производства таких домов, с передачей технологии, что важно. Таких заводов было построено 15 штук, и они так же послужили передаче знаний в Россию. И сейчас много фирм с успехом занимаются строительством самых разных каркасных домов по всей России.

Но, к сожалению, есть компании, которые стараются сделать все попроще и подешевле. И персонал работает там низкоквалифицированный. Эта продукция как раз и портит мнение о каркасных домах. При этом дома, выпускаемые лидерами рынка — они хорошие, качественные.

К.Р. Если каркас — это процветающее настоящее, то что же будет перспективным будущим? Есть уже ростки грядущего?

С.Г. Приходят CLT, это аббревиатура cross laminated timber, или по-русски — перекрестно-склеенные панели. Они делаются для стен и перекрытий. Это самый современный строительный материал из натурального дерева. Он и в Европе появился всего 20 лет назад. Сейчас в России построено уже два завода, которые изготавливают эти CLT-панели.

Конструкционно стена из CLT напоминает железобетонную панель крупнопанельного домостроения. В ней уже может быть установлено окно, дверь, проложены коммуникации и кабели. Но при этом она легче чем бетонная. Это — облегчение и удешевление логистики, монтажа, увеличение скорости монтажа. Уже на месте стена утепляется, и формируется фасад. Это очень прочный материал, поэтому их можно с успехом применять, например в сейсмических районах.

Что еще нужно учитывать. Строительство дома из дерева — это консервация углекислого газа на много лет. Дерево росло, выкачивая СО2 из атмосферы. Если оно просто сгниет, или сгорит сегодня — оно выбросит углекислоту обратно. А так, возможны варианты. С учетом того, что в мире в целом взят курс на сокращение эмиссии парниковых газов, следует ожидать новых налогов на стройматериалы, при которых происходит эта эмиссия, например цемент. А вот с деревом все гораздо лучше. Так что это и экологично, и в перспективе — экономично. Дешевле и утилизация отслужившего свое деревянного дома. Практика показывает, что старое дерево быстро находит другое применение.

К.Р. А что вы скажете о потенциальном выделении из новых материалов различных химических веществ?

С.Г. Этому вопросу сейчас уделяется особое внимание. И уже достаточно много лет усилия ученых и производственников направлены на то, чтобы делать безопасные ингредиенты. То есть, после того как процесс склеивания плит произошел, уже никаких выбросов вредных веществ нет.

Что касается антисептиков и антипиренов. Антисептики применяются локально, лишь в некоторых местах. В углах, в местах, где древесина контактирует с бетоном, где возможно постоянное увлажнение. Да, там применяются антисептики. А в основной массе конструкций он не применяется. Антипирены тоже применяются там, где есть опасность возгорания, например, от короткого замыкания. При этом он тоже имеет специальный сертификат безопасности, в противном случае он не применяется.

К.Р. Как сейчас в России выглядит рынок деревянного домостроения?

С.Г. Сейчас в России, если взять в целом рынок деревянного домостроения очень неплохой. По данным Минстроя и Минпромторга у нас регистрируется 43 % деревянных домов, это об общего количества. Это очень хороший показатель. Но нужно понимать, что это не все дома для постоянного проживания, сюда включены и дачи. Но все же доля деревянного домостроения в виде домов для постоянного проживания тоже непрестанно растет, и если в начале 2000-х она не превышала 12-15 %, то сейчас эта доля давно перевалила показатель в 20 %, и уже приближается к 25-ти.

Чаще всего это дома в пригородах, где живут люди круглогодично, и по делам выезжающие в центр города. Это внушает оптимизм. Более того, правительство России в лице Минпромторга, и с недавнего времени и Минстроя поддерживают внедрению специальных программ, направленных на расширение строительства и приобретения деревянных домов. Сейчас идет речь о том, чтобы условия ипотеки для таких домов сделать такими же, как и для квартир в городах.

Интересный эффект дали пандемические ограничения — многие люди попробовали работать на удаленке и поняли, что им нужен свой дом, чтобы было где пережить изоляцию, карантин. Согласитесь, одно дело сидеть в квартире, а другое — в доме со своим участком. Так вот, оказалось, что при этом, проживая за городом, в окружении природы можно оставаться активным работником.

К.Р. А каких вы бы могли назвать лидеров этого рынка?

С.Г. Безусловным лидером является Сокольский домостроительный комбинат входящий в «Сегежа групп». Это крупнейший производитель клееного бруса в России, они производя порядка 100 тыс. кубов в год клееной балки, часть которой поставляется на рынок Европы, а часть на внутренний рынок, где используется в домостроении. Равных ему по объемам производства и по опыту пока что нет.

В то же время есть молодые компании, такие как «ГУД ВУД», «Хольц Хаус» которые почти полностью сконцентрированы на внутреннем рынке и занимают уже приличные доли. Есть компания «Тамак», которая производит дома как из клееного бруса, так и дома каркасной-панельной конструкции. Вообще еще можно было бы назвать около 10-15 заводов, которые заметны на рынке, которые специализируются в разных сферах — одни строят дома из клееного бруса, другие занимаются каркасными домами.

Есть особое направление — это производство дач. Здесь, безусловно, два лидера — это компании «Терем» и «Зодчий», которые выпускают весьма приличные объемы — одна делает около 2000 домов, другая — около 8000 домов в год… это очень приличные объемы.

К.Р. А вот развивается ли в России направление компактных домов, которые востребованы одинокими людьми, молодежью, или наоборот — пожилыми, которые тоже ценят функциональность и удобство?

С.Г. У нас есть такие фирмы, например компания «Дубльдом», которая в Россия стала пионером этих модульных микродомов, которые производятся на заводе и уже собираются из нескольких блоков на месте. И у этой компании есть свои последователи, их конкуренты, например, «Идея-дом» и целый ряд других… Такие дома у нас сейчас называются «дальняя дача», он очень популярен в тех случаях, когда участок довольно далеко, далее чем 100 км от Москвы, когда там надо поставить что-то не очень дорогое, но функциональное и удобное.

Надо упомянуть технологические компании, такие как Корпарация «Русь», которые кроме домов изготавливают большепролетные конструкции, они оперируют на рынке больших, общественных зданий, например физкультурно-оздоровительных комплексов.

К.Р. А что большое строят сейчас в России из дерева?

С.Г. Очень много всего. Я думаю, что до 20 % рынка спортивных сооружений строится из большепролетных клееных конструкций. Но есть еще здания, где без клееной древесины не обойтись. Это, например, хранилища удобрений или соли, где никакой металл, никакой бетон долго не проживет, а вот дерево на них не реагирует, может только потвердеет. Деревянные конструкции очень хорошо себя показывает в сельскохозяйственном строительстве: коровников, свинарников, конюшен и манежей.

К.Р. Вы представляете Ассоциацию Деревянного Домостроения. Как ваше ассоциация помогает свои членам? Кто становится ее членами?

С.Г. Ассоциация на данный момент объединяет 78 предприятий, которые либо занимаются самим деревянным домостроением, либо смежными отраслями — производят крепеж, защитные покрытия… Мы в первую очередь — сообщество специалистов, и площадка, где специалисты встречаются, обмениваются опытом. Ассоциация организует различные курсы, собственные и с Московской архитектурно школой МАРШ.

Ассоциация ведет огромную работу с государством, по продвижению деревянного строительства, в частности таких инициатив как поддержка государственных программ по стимулированию строительства из древесины. У Ассоциации есть своя премия — ProWood Awards, которой отмечаются лучшие деревянные здания, построенные за год.

Ассоциация помогает налаживанию коммерческих контактов — одно дело начинать работать с неизвестной вам фирмой, а совсем другое — с членом Ассоциации, о котором можно получить массу полезной информации.

К.Р. И какие вы видите перспективы деревянного домостроения в России?

С.Г. Перспективы видятся в связи с ростом загородного строительства. И поскольку мы видим, что складываются такие тенденции, и учитывая, что у деревянного строительства уже неплохие позиции по доле в общих объемах строительства, я предполагаю, что впереди нас ждет четкий и планомерный рост.

В период с 12 по 17 год темпы роста составляли до 20 % в месяц. К сожалению, затем он прекратился, но я предполагаю, что сейчас он опять возобновится. Рост рынка привлечет новые технологии, это станет интересно в том числе для технологических компаний, и отечественных и зарубежных, и мы увидим дома, сделанные с применением новых технологий обработки древесины, нового дизайна, с новым внутренним оснащением. Деревянный дом 21 века — это дом дружественный окружающей среде и самому человеку.

Источник ссылка
0
0

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.